О Смольникове говорят и пишут

Из воспоминаний академика А.П. ЗИЛЬБЕРА

Анатолий Петрович Зильбер (родился 13 февраля 1931 в г. Запорожье, УССР) — организатор первого в России отделения интенсивной респираторной терапии (1989 г.), затем респираторного центра (2001 г.). Автор концепции медицины критических состояний (МКС) (1989 г.). Доктор медицинских наук (1969 с.), профессор (1973 г.), академик Российской медико-технической академии (1997 г.) и Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка РФ (2007 г.). Автор более 400 печатных работ, в том числе 34 монографий.

Особое место в истории советской анестезиологии-реаниматологии занимает Виктор Прокопьевич Смольников, родившийся в Харбине (Китай) в 1914 году. Более 40 лет он прожил в Китае. Был профессором терапии иезуитского университета в Шанхае, работу в котором сочетал с частной медицинской практикой. В 1955 году по программе освоения целинных и залежных земель получил разрешение от советского правительства приехать в СССР. Первый год работал плотником в совхозе, а затем, благодаря выпущенной им монографии «Простой эфирный наркоз» смог не без труда переехать в Москву и со временем устроиться на работу в Институт грудной хирургии АМН (им. А.Н. Бакулева). В те годы не существовало специальности анестезиолог. Благодаря появлению В.П. Смольникова в СССР со временем была выкристаллизовано само понятие и оформлена новая самостоятельная специальность «анастезиолог-реаниматолог», объединяющая специалистов, которых до этого момента обозначали, как «наркотизаторы». Благодаря прекрасному образованию, знанию многих языков В.П. Смольников приобрел среди специалистов широкое признание, он стал истинным лидером в своем деле и был первым Главным анестезиологом Минздрава СССР. Благодаря тому, что он долгие годы прожил в Шанхае и имел многих друзей и сокурсников-медиков из разных стран, то, приехав в СССР, несмотря на существовавшие в те годы ограничения, сумел сохранить тесные контакты со своими зарубежными друзьями и как специалист анестезиолог-реаниматолог был признан во всем медицинском мире. Его друзьями были такие мировые корифеи анестезиологии, как сэр Роберт Макинтош (Англия), Силван Шейн, Джон Боника, А.Бишоп (США) и многие другие.
Следует указать, что кроме интереса к профессиональной деятельности, результаты чего были им обобщены в многочисленных монографиях и справочных изданиях, В.П. Смольников не был лишен литературного дара. Им создан ряд прозаических произведений, к сожалению, в основном «в стол» и известных его близким друзьям и знакомым. Он активно занимался переводом на русский язык литературных произведений и сам сочинял блестящие стихи, которые, к сожалению, также не были опубликованы.
Его мемуары «Записки шанхайского врача», которые создавались им долгие годы, по политическим соображением не могли быть опубликованы в Советское время, в связи с чем его близкий друг – сын Самуила Маршака – Эммануил говорил: «Твои мемуары можно издать только ПОСМЕРТНО». Так оно и случилось. Первое издание вышло в свет в 2000 г. Мемуары написаны блестящим русским языком и читаются с большим интересом всеми, кто интересуется мемуаристикой.


Отрывки из статьи проф. Н.Е.Бурова «К светлой памяти профессора В.П.Смольникова»

опубликованной к 100-летию со дня его рождения в журнале «Вестник интенсивной терапии» № 1, 2014.

Мои личные воспоминания о профессоре В.П.Смольникове связаны с историей внедрения ксенона (Хе) в анестезиологию нашей страны и первым общением с ним во время его лекции в аудитории ГКБ № 52 на кафедре «Грудная хирургия и анестезиология» ЦИУв (зав. кафедрой – проф. Мешалкин Е.Н.) для нас слуша-телей первого цикла в мае-июне 1957 года «Усовершенствование по анестезиологии», участником которого я был будучи молодым хирургом Псковской областной больницы. Лично видеть и слышать В.П.Смольникова мне удалось в мае-июне 1957 г. Перед нами предстал тогда молодой, спортивный, подтянутый, модно по-европейски одетый В.П.Смольников (ему было 43 года). Он был приглашен прочесть нам врачам-курсантам лекцию о современном обезболивании. Лекцию он не читал. После представления его нашей аудитории он, после приветствия, сказал: «Задавайте вопросы, что Вас интересует?». После некоторого замешательства аудитории, он понял, что курсанты еще ничего не знают о наркозе и поэтому не могут задать специальные вопросы. В.П.Смольников быстро сообразил в чем дело и после некоторой неловкости постепенно началась беседа на общие темы и немного о новой специальности – анестезиологии, которая уже развивалась на западе. Нам было известно, что они с проф. Е.Н.Мешалкиным работали над солидным руководством «Современный ингаляционный наркоз», которое впоследствии  было опубликовано в печати в 1959 г. Кстати, именно в этом руководстве я впервые прочитал об анестезирующих свойствах ксенона, криптона и где были приведены также и более подробные сведения о другом инертном газе – гелии, который нашел применение и в анестезиологии, и в терапии бронхолегочных заболеваний.

Первые сведения о применении ксенона в нашей стране связаны с работами Н.В.Лазарева – профессора Военно-медицинской академии им. С.М.Кирова, который изучая физико-химические свойства инертных газов, предсказал в 1941 г. наличие наркотических свойств ксенона при обычном атмосферном давлении. Но наступили грозные годы ВОВ и научные исследования в этом направлении были прерваны. А послевоенное время в 1946 г., имея всего 49 мл ксенона, он закончил первые эксперименты на мелких животных и результаты исследований под названием «О наркотическом действии ксенона» сообщил на заседании на-учного общества физиологов, биохимиков и фармакологов в Ленинграде 23.11.1946 г. Его сообщение было сделано к 100-летию открытия эфирного наркоза. В докладе проф. Н.В.Лазарева нашла экспериментальное подтверждение его мысль, что ксенон может обеспечить наркотическое состояние в условиях обычной земной атмосферы При концентрации в 67,4% Хе, мелкие животные (мышонок) находились в состоянии наркоза.

К тому времени появилась работа группы американских авторов (J.Lawerence, W.Loomis, 1946), которые в эксперименте на белых мышах по существу подтвердили результаты, полученные Н.В.Лазаревым. Статья американских авторов появилась 6.12.1946 года, т.е. через 12 дней после исторического сообщения Н.В.Лазарева на научном обществе в Ленинграде. Для меня остается не ясным. Известны ли были амери-канским авторам исследовательские работы проф. Н.В.Лазарева или экспериментальные работы по ксенону шли параллельным курсом. Во всяком случае, синхронность этих первых по Хе в двух странах, противопо-ложно расположенных на земном шаре, была поразительной. Но подлинным откровением для меня оказа-лась статья S.Cullen и E.Gross в журнале Science (1951). Эти авторы оказались первыми энтузиастами, которые в американском штате Айова применили ксеноновый наркоз в клинических условиях у 2-х пациентов: при операциях орхэктомии (пациент 82 лет) и перевязки фаллопиевых труб (по социальным показаниям). Они нашли, что наркотический потенциал ксенона в условиях масочного мононаркоза был близок к этилену. Впоследствии (1997) из рассказа сотрудника этой группы, единственного живого оцевидца тех событий проф. L.Moris, мне стало известно, что его коллегами было проведено в общей сложности 14 анестезий. Они сначала испытали действие этого газа в концентрации 80% в эксперименте на на кроликах, позднее на 6 добровольцах, которые вдыхали 50% смесь Хе с кислородом и отмечали легкое опьянение. Двое из них вдыхали  смесь Хе (70%) с кислородом, что сопровождалось наступлением наркотического эффекта с вы-ключением сознания на третьей минуте. Таким образом, американские ученые из штата Айова (США) впер-вые в мире в клинических условиях оценили силу наркотического действия ксенона и полностью удовле-творили свое творческое любопытство. Не высказывая каких-либо особых эмоций по отношению к ксенону после проведенных первых клинических изысканий, авторы поняли, что уровень научно-технического про-цесса в то время не создал еще реальных условий для применения ксенона в рутинной анестезиологии. Из-за высокой цены (50$ за 1 литр Хе) увлечение ксеноном быстро приостановилось и затихло. Вердикт амери-канских ученых, вынесенный в адрес ксенона в то далекое время был настолько очевиден и логичен, что отбил у других исследователей всякое желание заниматься этим газом на долгие годы. Даже вначале 21 века это утверждение о дороговизне Хе не потеряло силы и даже сегодня является психологическим тормозом для практического распространения ксеноновой обшей анестезии в мире.

Работы американских авторов и сообщение Н.В. Лазарева по ксенону были хорошо известны нашему со-отечественнику проф. Виктору Прокопьевичу Смольникову (1914-1994 гг), одаренному и энциклопедически образованному человеку с трудной и сложной судьбой. В 1962 году он вместе со своей ученицей д-ром Л.Н.Буачидзе провели кратковременный эндотрахеальный комбинированный наркоз ксеноном у онкологического больного при эксплоративной лапаротомии. Операция ограничилась ревизией брюшной полости и наркоз ксеноном продолжался около 12 минут. Применялись мышечные релаксанты, поскольку глубина моноанестезии ксеноном не была достаточной для проведения лапаротомии с тщательной ревизией брюшной полости. Вместе с тем гемодинамика и показатели гомеостаза были в пределах нормальных зна-чений. Статья Буачидзе Л.Н. и Смольникова В.П. под названием «Наркоз ксеноном у человека» была напе-чатана в «Вестнике АМН СССР» в 1962 г. По существу эта статья была второй публикацией по ксенону в Рос-сии, после упомянутого выше сообщения проф. Н.В.Лазарева. Интересно, что годом раньше В.П.Смольников опубликовал статью «Новая молекулярная теория наркоза Полинга» в журнале «Вестник хирургии», 1961. Видимо, интерес к этой новой и оригинальной концепции наркоза побудил В.П.Смольникова вплотную по-дойти к практическому применению ксенона на человеке, чтобы убедиться лично в отношении наркотиче-ских свойств инертного газа и разрешить для себя, может быть, какие-то научные вопросы, связанные с по-знанием механизма наркоза. Возможно, что статья американских ученых также как и многих других, кто следил за новинками в медицинской науки, глубоко заинтересовала В.П.Смольникова.

Известно, что половина его жизни прошла в Китае, поскольку его отец и дед – российские подданные жили на русской территории в полосе отчуждения Маньчжурской железной дороги (КВЖД). После Октябрь-ской революции 1917 г. и образования СССР, многие русские оказались за границей. Приехать в СССР В.П.Смольникову удалось лишь в 1954 г. для освоения целинных и залежных земель. В.П.Смольников с мно-гочисленной семьей (6 детей) работал сначала терапевтом и рентгенологом в селе Убинское Новосибирской области. Еще в Китае он написал книгу «Простой эфирный наркоз» и до приезда в СССР послал свою моно-графию в Москву в клинику академика А.Н.Бакулева. Вскоре А.Н.Бакулев и Е.Н.Мешалкин пригласили его работать в московскую клинику в должности заведующего лабораторией анестезиологии и В.П.Смольников со своим многочисленным семейством переехал из Сибири в Москву. Вот такой неожиданный и счастливый поворот, как у «Золушки», произошел в жизненной судьбе проф. В.П.Смольникова и он из далекой, забро-шенной в сибирских землях деревушки, перешел на работу в одну из передовых московских клиник, где когда-то работал сам проф. С.И.Спасокукоцкий. Впоследствии с 1960 г. и вплоть до выхода на пенсию, он руководил отделом анестезиологии в Институте Экспериментальной и клинической онкологии АМН СССР (ныне РОНЦ им. Н.Н.Блохина).

Как личность, он был популярным в анестезиологическом мире. Будучи великолепно и глубокообразо-ванным человеком, он был интересным собеседником, в совершенстве владел английским, французским языками, понимал по-немецки. Любил и понимал искусство, знал и помнил работы всех великих мастеров живописи. Он также знал работы европейских и американских анестезиологов, со многими из которых был лично знаком и дружил. Его увлеченность, преданность науке и эрудиция позволили ему оставить не только множество научных публикаций, с которыми знакомы специалисты, но литературных трудов, которые, к сожалению, были доступны близким членам семьи и друзьям. Мемуары – «Записки шанхайского врача», которые он мечтал издать при жизни, к сожалению могли быть опубликованы в России только после его смерти. Работ по ксенону от В.П.Смольникова с 1962 г. больше не последовало, по-видимому, по тем же причинам, что и у американских авторов (дефицит, дороговизна ксенона), но он оставил свой «ксеноновый след» в отечественной анестезиологии.

проф. Н.Е.Буров


Отрывки из статьи член-корреспондента РАМН, профессора А.И.Салтанова

в журнале “Вестник интенсивной терапии”, 2014 г., № 1, посвященной 100-летию со дня рождения профессора В.П. Смольникова

«ВИКТОР ПРОКОПЬЕВИЧ СМОЛЬНИКОВ (1914-1994 гг) родился 3 марта 1914 г. в Харбине (Китай), где прожил долгие годы. Окончил русскую начальную школу «Князя Голицина» в г. Харбин, затем продолжил образование в школе «Сан Луиса» (Тяньцзинь, Китай). Оксфордский диплом о среднем образовании получил в 1929 г. В 1940 г. окончил медицинский факультет иезуитского университета «Аврора» в г. Шанхай (21 выпуск), где получил диплом врача (М.D.). Будучи студентом 3-го курса университета написал издал свою первую медико-филосовскую монографию «О контроле деторождения», опубликованную на русском и французском языках, которая получила высокую оценку ректора университета – проф. Дж. Жермена По завершению высшего медицинского образования и став профессором Университета «Аврора», в течение многих лет преподавал курс терапии, совмещая преподавательскую деятельность с частной практикой в фирме “Doctors Marshall. Jackson & Partners”.

С середины 40-х годов прошлого столетия интересовался и занимался проблемами хирургического обезболивания. В 1952 г. в Шанхае, обобщив собственный опыт проведения обезболивания при хирургических операциях, написал и опубликовал монографию на русском языке «Простой эфирный наркоз».

В 1954 г. получил возможность приехать в СССР (Сибирь) на постоянное место жительство по программе «Освоение целинных и залежных земель».

В  1956 г. был принят на работу в Интститут грудной хирургии АМН СССР, где организовал и возглавил первую в СССР лабораторию Анестезиологии. В НИИ грудной хирургии АМН СССР, совместно с проф. Е.Н.Мешалкиным, занимаясь проблемами обезболивания и защиты пациентов при торакальных, кардиохирургических операциях, написал и опубликовал монографию «Современный ингаляционный наркоз». В 1960 г. перешел работать на должность заведующего лабораторией анестезиологии НИИ экспериментальной и клинической онкологии АМН СССР, вплоть до выхода на пенсию в 1971 г. За долгие годы работы в СССР вырастил плеяду учеников, которые успешно работали во всех республиках Советского Союза. Все годы интенсивной работы он всегда демонстрировал интерес ко всему новому, стараясь оптимизировать и пропагандировать новейшие методы общей анестезии. Сферы его интересов касались методик ингаляционной общей анестезии в грудной хирургии, (наркоз методом Шейна-Ашмана, наркоз ксеноном и др.), проблемами потенцирования и его эффектов; проблем миоплегии; вопросов экстренной анестезиологии; анестезиологических аспектов кардиохирургии, онкологической практики и др.). В.П Смольников был широкообразованным , эрудированным человеком, в совершенстве и блестяще знавшим несколько западных языков. Среди его близких друзей было много всемирно известных специалистов-анестезиологов: сэр Роберт Макинтош (Великобритания), Силван Шейн, Джон Боника, Джон Бичер, Поль Сафар (США) и др.

С молодых лет и в течение всей своей жизни он проявлял огромный интерес к литературному творчеству. Его перу принадлежит ряд замечательных, изысканных прозаических и поэтических сочинений, которые к сожалению, были доступны только его самым близким друзьям. Однако после его смерти в 2001 г. в Москве был опубликован его многолетний труд – мемуары «Записки Шанхайского врача», которые он мечтал издать при жизни. Наряду с Записками Шанхайского врача на русском языке он параллельно написал и самостоятельную по содержанию книгу на английском языке «The Diary of Shanghai Physician», которые также всегда мечтал опубликовать, но в условиях СССР издание мемуаров на любом языке было, к сожалению, утопией. Последний труд В.П.Смольникова – мемуары, написанные великолепным литературным языком содержат малоизвестные исторические факты и любопытные картины жизни и нравов Шанхая в период его расцвета и смены четырех политических режимов.

А.И.Салтанов